Павел Крисевич

2000

Петербургский художник-акционист, главной темой активистских и художественных актов которого являются социополитические реалии современной России. Перформативные жесты автора представляют собой рефлексию над отечественными общественными и политическими событиями 2010 — 2020-х гг., стратегиями и действиями власте придержащих, вневременными вопросами справедливости, равенства, свободы. Провокационные, символически оформленные акции Крисевича вписываются в генеалогию московского акционизма, берущего начало с акций Анатолий Осмоловского, группы «Э.Т.И», Александра Бренера 1990-х гг. и продолжающегося в работах 2000 — 2010-х гг. групп Pussy Riot и «Война», Петра Павленского, Катрин Ненашевой и др.

Первая акция Крисевича прошла во время оглашения приговора фигурантам дела «Сети» (организация была признана террористической) в 2020 году, в рамках которой Павел приковал себя наручниками к забору у суда, где проходило заседание. 

«Зимой у Госдумы вывешивали баннер в поддержку политзаключенных, и там люди себя наручниками приковали. Я подумал: «Наручников в Питере давно никто не делал. Если я добавлю деталей — фаеры, листовки, лозунги и вскрытые вены, — будет зае∗∗сь». У меня к тому времени уже был общественный защитник. Мы с ним взвесили, что за это может быть, проверили локацию. Первоначально я хотел к двери суда себя приковать, чтобы никто не вышел и не вошел, но там ручка такая — наручники соскользнут, поэтому я просто рядышком к заборчику приковался. Вены я не успел порезать, так — поцарапал.» (Павел Крисевич для Colta.ru. Ресурс заблокирован Роспотребнадзором)

В начале августа 2020 года Крисевич провел свою следующую акцию на ступенях Люблинского районного суда в Москве, посвященную экстремистскому сообществу «Новое величие». Акционист в будто форме сотрудника полиции, прокламируя, что в здании проходит жертвоприношение, перерезал горло стоящему рядом манекену с имитацией хлынувшей из раны крови. Спустя пару недель прошла акция Павла на Троицком мосту в Санкт-Петербурге: 

«На следующий день после акции у суда я встретился с группой поддержки «Нового величия»… Начали обсуждать, чем помочь осужденным ребятам. Одна из участниц разговора сказала: «Надо что-то с повешением сделать». Но эту идею сразу отсекли. И уже потом, когда я ехал в поезде из Москвы в Питер на следующий день, я понял: «Повеситься? У нас же в Петербурге до х∗∗ мостов! Можно повеситься безболезненно в случае чего — упасть в воду».
Мне очень запомнились кадры из Белоруссии: человек в белой рубашке, в него мент попал резиновой пулей, и у него кровь растеклась посередине, получился флаг Белорусской Народной Республики, только перевернутый. У меня была косоворотка, я решил покрыть ее краской, чтобы получилось как на кадре с мужчиной. На спине косоворотки написали мини-манифест… Подвешивание на Троицком мосту я устраивал в поддержку российских политзаключенных и в поддержку задержанных на митингах в Белоруссии» (П.К. Там же.)

Медийное освещение акции Павла получили после его художественной акции «Политзаключенный на Гольгофе», проходившей в ноябре 2020 года в Москве в 150-ти метрах от здания органов госбезопасности на Лубянке. В ходе акции Крисевич был «распят» и «подожжен» на кресте в поддержку отечественных политзаключенных. Четверо активистов, также участвовавших в организации события, в черных плащах с надписями «ФСБ» раскидали вокруг креста множество толстых папок. Последние символизировали уголовные дела осужденных политических активистов, в то время как участники в черных плащах «выступали в роли» всадников апокалипсиса.

«Хочется постоянно прослеживать эволюцию в себе. От пикета — к баннеру, от баннера — к митингу, от митинга — к акционизму, от акционизма — к Прекрасной России Будущего. Вот так все идет. То есть сначала решился с человеком поговорить о политике, а потом пришел к тому, что в поддержку политзаключенных манекен вскрываешь, на мосту вешаешься.» (П.К. Там же.)

#Начало века
Работы
Без названия

Без названия 2021. Холст, акрил, смешанная техника